Исследователи вскрыли саркофаг одного из самых богатых и влиятельных людей ВКЛ. Что они в нём нашли? Уникальные фото

Как и раньше, в путешествии нас будет сопровождать настоящий эксперт, старший научный сотрудник ГУ НИКМЗ «Несвиж» Сергей ЧИСТЯКОВ

С этим историческим персонажем нам надо познакомиться поближе.

Михаил Казимир был сыном Кароля Станислава Радзивилла и Анны Сангушко. В детстве он был болезненным ребенком, поэтому получил домашнее образование. Много путешествовал по Европе. Благодаря своему чутью политика, Михаил Казимир поддержал Августа III при избрании того королем Речи Посполитой, за что впоследствии получил заслуженные преференции.

В 1726 году молодой князь приступил к восстановлению Несвижского замка, сильно пострадавшего во время нашествия шведов в 1706 году. Именно при нём сгоревший оборонный замок превратился в шикарный дворец.

Рыбонька, как и все его предки, уверенно шагал по жизни. В 1744 году, он стал шестым представителем рода, который занял высшую воинскую должность в государстве, став Великим гетманом ВКЛ (Великого Княжества Литовского). Кавалер высших наград Речи Посполитой и Российской Империи: ордена Белого Орла, и Императорского ордена Святого апостола Андрея Первозванного (1758), он фактически представлял Августа III в Речи Посполитой.

Его времена по праву можно назвать золотым веком Несвижа. В 1750 году он возобновил деятельность знаменитой Несвижской типографии и открыл Несвижский кадетский корпус. В бизнесе Рыбонька следовал по стопам своей матери Анны Сангушко, которая вошла в историю как первая бизнес-леди и основательница первых мануфактур на землях современной Беларуси. При Михаиле Казимире так же появился ряд мануфактур, среди которых Новосвержанская фаянсовая, Слуцкая персиарня (мануфактура по производству шёлковых поясов), гобеленовая мануфактура в Кореличах, и другие.

Вместе со своей первой супругой Франциской Урсулой Вишневецкой в 1740 году Рыбонька организовал театр, ставший впоследствии профессиональным. При его дворе появились музыкальная, вокальная и балетная школы, а также оркестр белорусских народных инструментов.

Перечислять достижения Несвижа времён Рыбоньки можно долго, однако нас с вами больше интересует другой вопрос. Стал ли Михаил Казимир Рыбонька столь же значим в своей смерти, сколь был значим при жизни, и что нам сможет рассказать об этом человеке его захоронение.

Исследование саркофага №11, а именно под этим номером был зафиксирован в документах нашей комиссии этот объект, мы производили 26-27 июня 2017 года. Поскольку скончался Михаил Казимир много позже того, как в 1749 году резчик Андрей Залесский сделал свои знаменитые надгробные плиты с интарсиями, плита над изголовьем его саркофага отличается от созданных ранее. Она больше по размеру, и объясняется это довольно просто. Разместить все титулы, регалии и достижения князя на небольшой квадратной плите было бы просто нереально. Шрифт и материал плиты так же отличаются от остальных. Единым остаётся только язык. Инскрипция, как и другие выполнена на латыни.

Есть на саркофаге и традиционная деревянная табличка 1905 года. Помимо неё, есть надпись краской на крышке самого саркофага, подтверждающая, что данный саркофаг принадлежит именно Рыбоньке. Что ж, надписей и правда много! Однако, как мы уже не раз убеждались в ходе наших исследований, это далеко не всегда гарантия того, что содержимое будет им соответствовать.

Сам саркофаг тоже отличается от большинства более ранних саркофагов. Он очень массивен и имеет длину 240см. Это металлический формованный саркофаг из медного сплава, изобилующий наличием декоративных элементов. Боковые стороны саркофага декорированными чеканными накладными элементами с изображениями герба Радзивиллов и вензеля князя. На декоративных элементах присутствуют следы серебрения и золочения. Покоится это грандиозное сооружение на шести ножках, отлитых в виде лап грифонов. Давайте вспомним, что в мифологии именно грифоны переносили в своих лапах души умерших в потусторонний мир.

Символики, как мы с вами увидим далее, в оформлении последнего пристанища князя действительно оказалось хоть отбавляй. К сожалению, повреждений оказалось так же в избытке. Сохранились лишь 4 из 6 опор. Сами опоры, на которых крепятся превосходные лапы грифонов, во многих местах имеют механические нарушения целостности, и требуют серьёзной реставрации. В металлических лапах имеются отверстия, которые либо являются свидетельствами технологического процесса изготовления, либо отверстиями для крепления.

В головной торцевой части саркофага, которые всегда были придвинуты к стене, а потому небыли доступны ранее для осмотра, были обнаружены чеканки. Интересно то, что одна чеканная пластина крепилась на самом саркофаге, и инскрипция на ней сообщала следующее: «Вильня умер дня 22 мая 1762». С этим всё понятно. Но поверх этой таблицы с инскрипцией совершенно нелепым образом была закреплена ещё одна!

Крайне тонкий лист цветного металла (медный сплав со следами позолоты), несёт на себе изображение герба «Погоня» в окружении военной символики и атрибутики. Учитывая тот факт, что Рыбонька был гетманом, в этом нет ничего необычного. Ведь великий гетман, это аналог современного министра обороны! Необычен скорее способ крепления этого элемента. Что же до его сохранности, то её можно в полной мере назвать неудовлетворительной. Лист металла крайне тонок, из-за чего произошла утрата крайних областей чеканных элементов. Всё поле декоративной накладки порыто множеством трещин и разломов. Без сомнения на сохранности этого уникального элемента сильно сказалась высочайшая влажность и его крайняя близость к влажным стенам крипты, которые до реставрации часто покрывал толстый слой плесени.

Когда-то, как торцевые, так и боковые элементы декора саркофага, имели продолжение и частично крепились на его крышке. При подробном осмотре мы с сожалением установили, что части с крышки были утеряны.

Ложе и крышка саркофага дополнительно скреплены металлической стяжкой в более поздний период (возможно, во время комиссии 1905 года). При монтаже креплений были повреждены боковые панели ложа саркофага, так как возникла необходимость сделать в них сквозные отверстия. Эти действия нанесли серьёзный ущерб сохранности объекта.

Однако, внешний осмотр саркофага наконец был завершён с соблюдением всех процедур, и пришло время изучить его содержимое. Пломба была аккуратно снята, и крышка саркофага покинула своё многовековое пристанище.

Перед нашими глазами предстал изысканной формы гроб, на 90% сохранивший обивку из ткани благородного пунцового цвета. Этот цвет со времён царя Соломона считался атрибутом знатности и богатства.

Его светлость предстал перед нами в окружении огромного количества различной материи, которая на первый взгляд казалась совершенно бесформенным и бессмысленным нагромождением. Но так же сразу бросились в глаза, как сказал бы Картер, прекрасные вещи.

На груди мумии лежала огромных размеров шитая звезда ордена Белого Орла. Её размеры значительно отличаются от протокольных стандартов того времени. А сбоку внимание сразу привлекла сабля карабела. Ещё ни разу за время наших исследований нам не попадалось оружие как часть предметов сопутствующих захоронению!

Высокая влажность и время сделали своё дело. Клинок сабли длиной 90 см и шириной 3см, оказался сильно повреждён и изъеден ржавчиной. С ослабленных местах металл треснул, и представлял собой несколько фрагментов некогда единого клинка. На перекрестии был завязан темляк, на котором когда-то крепилась кисть. Позже она была обнаружена на дне саркофага.

Сабли типа карабела традиционно считались оружием польской шляхты в XVII – XVIII столетиях, хотя на самом деле этот вид холодного оружия имеет куда более широкое распространение. Основной особенностью строения эфеса сабли является так называемый клевец, или клюв. Это особая форма завершения рукояти, в виде заострённого вниз набалдашника. Такая форма обеспечивала удобный хват, и предотвращала выскальзывание оружия во время рубки. Карабелy носили на поясной портупее, свободно висевшую нa поясе из канительного шнура, фрагменты которого обнаружились тут же.

После извлечения и тщательного осмотра предмета стало ясно, что данный экземпляр не является парадным или наградным оружием. Это была простая, боевая карабела, которая вполне могла быть даже оружием шляхтича средней руки. Скорее всего, это тоже было связано с обрядом захоронения, установленным основателем крипты. Ведь наградное именное, очень ценное оружие, было бы соблазном для расхитителей гробниц.

Помимо сабли были так же обнаружены фрагменты деревянных ножен в кожаной обтяжке, фрагменты обуви и обувные подковки.

При первоначальном осмотре захоронения внимание на себя обратила странная повязка вокруг головы мумии. При детальном исследовании оказалось, что это отнюдь не повязка! Это была шёлковая подкладка большой меховой шапки, мех которой был просто съеден молью. Помимо прочих предметов одежды можно выделить фрагмент передней стороны рубашки, и шёлковую подкладку длинного сюртука, вероятнее всего традиционного жупана.

Огромное впечатление произвели на членов исследовательской группы малиновые жаккардовые бриджи Рыбоньки с лацбантом (разновидность ширинки в виде клапана), и двумя видами карманов. Ну как тут было не вспомнить бессмертный шедевр Георгия Данелия, в котором малиновые штаны так же были предметом настоящих небожителей.

Сотворив полагающееся по статусу количество «ку», мы закончили наши исследования в день 26 месяца июня, года от Рождества Христова 2017, а исследования самой мумии Рыбоньки отложили на следующий день…


Рыбка моя

А пока... Я уверен, что у многих из вас вопрос о столь необычном прозвище возник в самом начале.

Если мы с вами вспомним фильмы и книги, в которых показаны и описаны события того далёкого времени, обратите внимание на то, что например на великосветском балу хозяин мог нанести оскорбление гостю, неправильно произнеся его имя, или позабыв про титулы. Сам Михаил Казимир признавался, что запоминание всех «этих мелочей» в таком объёме, есть для него задача непосильная, да и ненужная. Поэтому ко всем, вне зависимости от пола и звания он обращался с неизменным и ласковым «рыбонька», совершенно исключая при этом неловкие ситуации. Так его звали и при жизни, так мы зовём его и до сих пор. Так что вот такие «рыбоньки» жили в далёком XVIII столетии.

И вот 27 июня 2017 года перед участниками исследовательской группы лежал сам воевода Виленский, гетман Великий литовский, Михаил Казимир Радзивилл Рыбонька.

После того как мумия была освобождена от многочисленных фрагментов одежды, у нас появилась уникальная возможность исследовать мумифицированные останки.

Сразу стало понятно, что сохранность мумии не идеальная. Стопы мумии сохранились фрагментарно. При осмотре гроба были обнаружены плюсневые и предплюсневые кости стоп со следами артрита. Странные повреждения были так же обнаружены и на правой ноге в районе большеберцовой кости. Почему странные, спросите вы? При осмотре сложилось впечатление, что фрагмент материала был извлечён человеком, причём намеренно, хотя впоследствии от этой версии пришлось отказаться, так как были найдены следы грызунов.

Ещё стало понятно, что Михаил Казимир при жизни был очень полным человеком. Это очевидно, потому что даже объём живота мумии сильно поражает. При длине тела без малого 164 см, можно сказать, что Рыбонька при жизни отнюдь не был гигантом, однако портреты врядли передают реальные пропорции его тела. Да это и понятно, ведь художник тоже человек, и тоже хочет жить. Если мы хотим представить себе Рыбоньку при жизни, значит, нам придётся несколько отступить от стереотипов, которые навеяны сохранившимися портретами.

Это был человек среднего роста, плотный, с огромным животом. Всё это помещалось на сравнительно тонких ногах со стопами небольшого размера. Он был лыс, усат, имел сравнительно небольшой подбородок, и большие румяные щёки. Этот образ к концу жизни менялся. С потерей всех зубов лицо князя приняло несколько обиженное «старушечье» выражение, щёки обвисли, но его превосходный мозг продолжал работать, как хорошо отлаженный механизм, не давая сбоев и ошибок.

Столь же выдающиеся в прямом смысле объёмы тела князя вряд ли могут быть связаны лишь с чрезмерной склонностью к чревоугодию, хотя и тут он был не промах. Обратимся к историческим документам. Так врач Рыбоньки, и дневник самого князя, дают нам несколько вариантов причин столь неестественной полноты. Очень много интересных материалов и подробностей из жизни князя приводит в своей статье польский автор Кшиштоф Зуба. Его исследования под названием «O tym jak „Rybeńkę” leczono» («О том как Рыбоньку лечили») были опубликованы в специализированном медицинском издании «Medycyna Nowoźytna 8/1, 89-110» за 2001 год.

Среди приведённых им сведений сообщается, что князь страдал желудочно-кишечными расстройствами, приступами почечнокаменной болезни и сильнейшими зубными болями. Большое количество сладкой, а так же жирной пищи, явно не шли на пользу его здоровью и фигуре. Кстати, антропологи подтвердили факт ещё прижизненной потери всех зубов и поражения челюсти посредством инфекции! Помимо этого те же исторические источники рассказывают нам и о нескольких переломах, наличие следов которых было подтверждено при исследовании останков. Об этом есть упоминание и в знаменитом дневнике Рыбоньки. Вобщем, да уж, при жизни этому телу досталось немало!

К весьма интимным подробностям можно отнести и сохранившиеся фрагменты мужского достоинства князя. Время, недостаточно качественное бальзамирование и голодные насекомые изрядно потрудились, чтобы лишить князя его гордости после смерти, но, не тут-то было! У них просто не хватило для этого сил! Даже сохранившиеся фрагменты вызывают уважение своими весьма и весьма внушительными размерами. Хотя и косвенно, но этот факт можно считать свидетельством необычайной активности Рыбоньки на полях любовных сражений.

Как известно он имел более тридцати детей от двух жён, причём 90% его отпрысков были рождены в первом браке с Франциской Урсулой Вишневецкой. Ситуация когда большинство детей умирали в детстве и младенчестве довольно печальна для нашего восприятия, но вполне нормальна для середины XVIII столетия. Несмотря на все титулы, регалии и звания, несмотря на положение в обществе и богатство, чаша сия не миновала и это родовитое семейство. Большая часть детей Рыбоньки и Франциски Урсулы умерли в раннем детстве…

Однако вернёмся к содержимому саркофага №11. Мы ожидали найти на останках следы хирургических надрезов, которые характерны при проведении бальзамирования, однако (и это поразительно!) мы их не обнаружили. Что это значит, спросите вы? Что ж, это значит, что обработка тела после смерти не носила базового характера, а относилось к так называемому косметическому бальзамированию. Могла ли подобная процедура быть достаточной для сохранения тела в таком состоянии? Вкупе с ограничением доступа в саркофаг кислорода вполне. Вспомните, я уже упоминал о том, что все соединительные зазоры в саркофагах того периода буквально запечатывались гипсовым составом.

Возможно, именно из-за подобного способа бальзамирования и нарушения герметичности саркофага, сохранность некоторых частей тела оказалась неудовлетворительной. Часть кожного покрова и мышечной ткани на спине мумии отсутствует, обнажая хребет и рёбра. В районе левой подмышки зияет дыра диаметром около 20 см – результат деятельности грызунов. Над многочисленными повреждениями целостности кожного покрова потрудилась целая армия насекомых, личинки которых были обнаружены нами в невероятном количестве.

Исследуя останки князя, мы так же обратили внимание на их несомненное сходство с некоторыми деталями известных портретов. Если на ранних изображениях на голове Михаила Казимира ещё можно встретить изображения волос, то начиная примерно с середины XVIII столетия, этот атрибут внешности уходит в прошлое. Голова мумии так же оказалась совершенно лишена волосяного покрова. Отсутствует даже намёк на то, что там что-то произрастало в последние 20 лет его жизни. Проще говоря, на момент своей кончины Рыбонька был лыс как колено.

Особый интерес вызвали у нас и многочисленные предметы сопутствующие захоронению. Мы уже упоминали о звезде ордена Белого Орла, сабле карабеле, шикарных малиновых бриджах с тиснением, и остатках сапог. Теперь пришло время обратить наше внимание на бесчисленные фрагменты тканей, которые обнаружились в саркофаге.

По заключению специалиста по тканям, данные фрагменты частично являлись сохранившимися фрагментами погребального костюма, а частично покрывальными пеленами. Поражает качество и сохранность этих фрагментов. Несмотря на ужасные условия, они смогли сохранить свои свойства и внешний вид на протяжение почти трёх столетий.

Перед тем как закончить работу в этот день, 27 июня 2017 года, я отдал дань уважения Рыбоньке, собственноручно поместив его останки в саркофаг, и запечатав его.

Время нашей работы в этот памятный день подходило к концу. Мы и так засиживались в крипте костёла допоздна, рискуя на себе испытать легенды о привидениях усыпальницы. Правда, выползая под свет звёзд после добровольного пятнадцатичасового заточения в подземельях костёла, мы и сами мало чем отличались от измученных, но всё-таки счастливых привидений.

Предыдущие материалы, об истории крипты Несвижского замка и о его "обитателях":

Сергей ЧИСТЯКОВ, старший научный сотрудник ГУ НИКМЗ «Несвиж»

Фото автора

© "Белорус и Я", 2023

Дочитали до конца? Было интересно? Поддержите канал, подпишитесь и поставьте лайк!

Wiki




Newsletter